«Дети врагов народа» или «Так закалялась сталь»

- Отворяй!

Ворвались, долго что-то искали, перевернув все вверх дном.

- Одевайся!

   Больше никто и никогда не видел, не поговорил с Тетериным Александром Ираклиевичем, моим прадедом. А, самое главное, за что? Ответа такого не получили  ни жена, ни его дети. Искали долго, делали запросы в различные инстанции в надежде разыскать  хотя бы могилку. Нашли уже внуки, когда посмертно имя  дедушки было внесено на памятную доску с множеством фамилий. Таких имен, с судьбой моего расстрелянного прадеда, набрался целый мемориальный комплекс, который расположен недалеко от Екатеринбурга. Миллионы людей, проезжающих мимо мемориала, не подозревают, что,  может, и их история рода похоронена здесь?» И в этом году у меня появилась возможность вплотную заняться этим  вопросом.

   Имя Виктора Петровича Астафьева тесно связанно  с историей нашего края. На его долю так же выпало  множество испытаний.

   Детство будущего писателя быстро закончилось. С отцом и мачехой Виктор переехал в заполярную Игарку – туда выслали с семьей его деда Павла по геноцидной для отечественного крестьянства программе так называемого раскулачивания. Вскоре мальчик оказывается предоставленным самому себе. Отец мытарствует в поисках  заработка.

   В его произведениях отразилась судьба нашего народа, его история. В своем рассказе-затеси «Так закалялась сталь»  В. П. Астафьев показал отношение людей к «детям врагов народа». Этот случай писатель взял из жизни.

   На уроке анализировалось  произведение Н. Островского «Как закалялась сталь». Ученики восхищались героическим пафосом романа. Аришка, семья которой была репрессирована, жила в переселенческом бараке, прочитывает эту книгу совершенно с другой точки зрения.

«- Так тебе что, не понравилась книга?- Удивилась «комиссарша».

- Да нет, нет, - залепетала Аришка,  - понравилась. Но вот.… Вот он,

Павка, попу в тесто махорки насыпал …ребята смеются.… А чего смеяться? В третьем годе голод был –  народу, сколько  вымерло… моя сестра... мой братик… в зыбке…и  мама… и бабушка... А он махорку в тесто … Нехорошо так над хлебом  галиться…Бог накажет...» 1

   Учительница была возмущена рассуждениями девочки. Аришкины слова она восприняла как контрреволюцию. Об этом, та, которая обязана защитить от безумства мира неокрепшую душу, как жандарм, бежит в НКВД, чтобы донести. А там это сообщили старосте восьмого барака.

   «Вернувшись из комендатуры, староста решительно распахнул обитую тряпьем дверь в комнату  Прокудиных. И тут же барак огласили  вопли. Женившийся вновь пилорамщик Прокудин самолично порол свою дочь смертно, остервенело. Мачеха, сначала в лад порке вторившая:

- Вот! Не распускай язык! Не говори  чё не следует!.. –  потом закричала, пробуя вырвать веревку у хозяина, но он и её той веревкой опоясал.

Мужики очурали Прокудина, отобрали веревку, отняли почти насмерть забитую девчушку»2.

   Почему слова девочки вызвали такую реакцию? Чтобы понять это, нужно обратиться к истории нашей страны. Всенародным бедствием стал голод 1933 году. На Украине, в Поволжье, Казахстане, Узбекистане, на Южном Урале и Северном Кавказе погибло 3 миллиона человек. Страшная зима 1932-1933г., весна и лето 1933г. не изучены советскими историками. Толченая кора, лебеда, корни съедобных и несъедобных трав, съедобная глина – ничто не спасало от голода. Людоедство стало обычным явлением. Причиной ужасного голода в этих районах стало изъятие зерна и скота на экспорт во второй половине 1932 года. Покупательная способность рубля упала на 60 % сравнительно с началом пятилетки. Рыночные цены в 12-15 раз были выше государственных в 1933году. В результате первая пятилетка была провалена по всем основным показателям: чугуна, например, было выплавлено за 1932г.  всего около 6 млн. тонн.

   Непосредственная Аришка открыто рассуждала о том, что всеми скрывалось. Ее высказывания воспринимались как контрреволюционная пропаганда, за что пришлось бы отвечать всей семье: приговор мог оказаться более жестоким, чем до этого. Поэтому отец и «порол свою дочь смертно, остервенело». Можно понять отца: он находился во власти беспредельного страха, которого еще не было у Аришки. Но после этого случая и она оказалась придавленной  холодным ужасом перед властью.

«Через неделю совсем погасшая, навсегда утихшая Аришка Прокудина говорила на уроке литературы:

- Мужественный герой …пафыс… несгибаемый характер, железная воля… а также ету. Забыла как? Идею… идею, сталыть, коммунистическую и

ету … ишшо….

- Громче говори! Чего шепчешь? Чего жуешь? Контру разводила во весь голос!»3

   Произведение Астафьева подкупает своей  искренностью,  потому что автор  сам пережил последствия репрессий. Сам испытал унижение и страх. На мой взгляд, тема эта  неисчерпаема,  нельзя ограничить данное исследование изучением жизни нескольких людей. Конечно, я только затронула тему судеб  «детей врагов народа», но хочу узнать больше и  в  дальнейшем собираюсь продолжать  исследование.

__________________________________________________________

1. Астафьев В.П. Собрание сочинений в 15 томах, том 7, Затесь «Так закалялась сталь». - Красноярск, 1997

2. Там же.

3. Там же.

Роль музеев в социокультурном пространстве провинциального промышленного города. Материалы пятой научно-практической конференции, посвященной 50-летию музея. Часть 2. - Чусовой. РИА "Никс". 2007. с. 66-69.

 

МБУК "Чусовской краеведческий музей"
618206, Пермский край, г. Чусовой,
ул.50 лет ВЛКСМ, 10
тел. (34256) 4-23-24
факс. 4-82-94, 4-23-24
E-mail: muzeumworld@mаil.ru

Яндекс.Метрика
© 2017 Чусовской краеведческий музей

Поиск